Точка зрения

Вадим Колесниченко, политический эксперт.

Колесниченко: Возможно ли объединение Крыма и Севастополя?

Нужно ли объединять Крым и Севастополь – это вопрос экономической и политической целесообразности. Эту тему обсуждают около шести лет все эксперты. С точки зрения экономической целесообразности: да, в этом есть определенный позитив. Почему?

Потому что я, как человек, который многие годы занимался идеей федерализма, могу подтвердить, что укрупнение территорий региона делается для того, чтобы сбалансировать и сделать равномерным развитие огромных государств, чтобы каждая территория была самодостаточна и не чувствовала своей крупной зависимости от федерального центра. То есть, чтобы не было инвестиций, которые, ну, вы знаете, как подачки идут.

Сегодня мы видим тенденции в России, которые говорят о том, что начались укрупнения территорий на Дальнем Востоке. Да, это перспективное движение. И такие нарезки, не затрагивая федеральные территории, проводятся уже экономические. Это вопрос, опять же говорю, экономической целесообразности. А у нас в Крыму и Севастополе тоже есть определенные нюансы.

Например, некоторые федеральные органы имеют свой центр либо в Севастополе, либо в Крыму, а филиалы, наоборот, - либо в Севастополе, либо в Крыму. Другие федеральные органы имеют свои центры и подчиняется им территория Кубани, Крыма и Севастополя. Это все вопросы экспериментов и целесообразности. Самое интересное, что здесь большая экономия с точки зрения бюджетные средств – уменьшение числа чиновников, что тоже очень важно для бюджета. Но мы говорим это об экономической целесообразности. А есть еще политическая, социальная.

Мы живем в Крыму и Севастополе и четко знаем, что крымчане не испытывают огромной любви к севастопольцам, а севастопольцы не испытывают большой любви к крымчанам. Не потому, что мы друг друга не любим: у нас разный менталитет, разный уклад и разная социальная составляющая. Я думаю, что ближайшие 10-15, а то 20 лет этот вопрос не будет актуален, потому что он сильно ударит по менталитету людей и людей сильно это может взбудоражить.

В дальнейшем, через 20-30 лет, я думаю, вопрос этот вполне возможен появиться на повестке дня. Но, опять же, власть должна принимать главное решение. Политическая целесообразность и экономическая, по-моему, человек у нас все равно во главе угла.