Точка зрения

Михаил Делягин, доктор экономических наук.

Делягин: В России начинается тяжёлый экономический кризис?

Господин Дворкович, который долгое время был, бесконечно долгое время был вице-премьером и оставил по себе крайне неблагоприятную память, вдруг разразился выступлением, напомнив о своем существовании, и, более того, в этом своем выступлении он сказал вполне разумные вещи.

Оказывается, в России кризис. Ну, кто бы мог подумать, там уже, на каком месяце коронабесия, что у нас кризис.

При доле людей с доходами, так сказать, ниже реального прожиточного минимума в 25 тысяч рублей, превышающей 72%, ну кто бы мог подумать, что у нас кризис. Правда, он свалил это все, естественно, на коронавирус и, в связи с этим поговорил о популярности криптовалют.

Но, тем не менее, возникает вопрос, вполне естественный, вы с ним делитесь: а что это значит?

Ну, может быть у господина Дворковича какие-то надежды, может быть он надеется куда-нибудь вернуться. Или, наоборот, постарается о себе напомнить, чтобы избежать участи какого-нибудь подельника Абызова. Но, самое главное, что либералы демонстрируют абсолютную, патологическую, в данном случае в лице Дворковича, неспособность видеть что бы то ни было за внешними проявлениями.

Да, действительно, коронавирус, точнее, коронабесие нанесло страшный удар по экономике России. Как, между прочим, и всему миру. Но либералы не в состоянии понять, что эта глобальная, так сказать, коронабесная франшиза была распространена, и все дружно ее покупали, все правительства, кроме Белоруссии, Швеции и некоторых других, а просто для того, чтобы скрыть от общественности и от ученых, и от аналитиков, скрыть объективный характер кризиса, скрыть то, что мир рушится в глобальную депрессию. Причем, не из-за болезни, и не из-за одичалости людей, которые верят, так сказать, во все, что им говорят, а из-за объективных причин.

Заканчивается капитализм, заканчивается господство денег, господство денег уступает место господству технологий. Правда, в социальной инженерии через платформу социальной. Это новый мир, который не видят либералы, которого либералы боятся, потому что либералы служат деньгам, а не людям и не технологиям.